Искусство футбола

Детство Язида Зидана

От La Castellane до La Castellane

В шестнадцать лет Зинедин Зидан стал профессиональным футболистом, так что период, который традиционно описывается как детство-отрочество-университеты и предваряет профессиональный путь большинства людей, у него был очень короток. Все три стадии Зинедин экспромтом закончил в одном из марсельских кварталов на юге Франции. В квартале с названием La Castellane.

О семье великого Зинедина Зидана известно прискорбно мало, о жизни семьи никто из ее членов не распространялся в интервью слишком подробно. Обычно журналистов интересовал лишь тот период, когда появился на свет маленький Зизу, а ведь он был самым младшим в семье – пятым ребенком.

 

Африка-Европа

La Castellane или 16 квартал портового города Марселя на южном побережье Франции – это прибежище многих сотен эмигрантов, особенно тех, кто прибыл в благополучную Европу с северного края африканского континента. Здесь же обосновалась семья Смаила Зидана. Смаил и его юная жена Малика уехали из охваченного войной Алжира в 1954 году. Выходцы из области Кабилия, родители будущей мировой знаменитости были не арабами, а берберами. Смаил никогда не воевал и не был, таким образом, перебежчиком, а ведь война в Алжире в то время начиналась как раз с Францией. Случаи дезертирства на вражескую территорию в те годы были не редки, но клеймо перебежчика минуло Смаила.

Смаил и Малика в середине пятидесятых приехали в Париж, будучи совершенными эмигрантами, без денег и образования, подрабатывали, перебивались кое-как, но работы для беженцев в столице Франции было мало. Супруги приняли решение переехать на юг. Точной даты их приезда в Марсель не знает никто, кроме самих Зиданов, поэтому местом рождения их детей попеременно указывают то Париж, то Марсель. Самым вероятным кажется то, что в Марсель семья приехала в 1965 году, тогда же у них родился первенец – Джамель Зидан. Всего в семье было четверо братьев и одна сестра. Старшие: Джамель, Фарид, Нордин, затем Лила, и – наконец – Зинедин. Мальчик родился 23 июня 1972 года. Полное имя будущего футболиста было Язид Зинедин Зидан, и в семье его привыкли называть как раз по менее популярному нынче имени – Язид или Яз.

 

Белокурый энерджайзер

Все детство Язида прошло в Марселе, в северном квартале, где жили эмигранты и малоимущие французы, до полных трущоб квартал не дотягивал, но и благополучным отнюдь не был. Отец Зинедина трудился в универмаге в качестве кладовщика, мать занималась детьми и хозяйством, дети ходили в школу. Семья по меркам криминального бедняцкого квартала была вполне благополучной, не бедствовали, хватало денег на то, чтобы обеспечить детей всем необходимым. Короткие фразы, которые Зинедин Зидан позволял себе озвучить в различных интервью, наполнены теплом и любовью к своей семье. По его словам, в семье царили взаимопонимание, взаимоуважение и безграничная любовь и преданность друг другу. Для берберов семья всегда была главной ценностью, но отношения в семье Зидана были не только данью традиции.

Оторванные от своей исторической родины, родители пятерых детей смогли создать в доме такую атмосферу, которая оказалась устойчивой защитой от мира криминала и тотальной бедности. Зинедин сам вспоминает, что отношение родителей было достаточно строгим, но справедливым, а также учитывались интересы и желания детей. Телевизор – только по вечерам в выходные, игра на улице – только в поле зрения матери. Тем не менее, в доме было в достатке еды, угощений, никто не страдал и не притеснялся, даже младший брат, имя которого с берберского наречия переводится как «красивая вера».

Биографам Зинедина Зидана приходится нелегко. От многих лет марсельского детства остались лишь несколько разрозненных воспоминаний да пара размытых фотографий. До тех пор, разумеется, пока в восемь лет Зинедин не подписывает первый в своей жизни клубный билет. Вот белокурый малыш с семьей на прогулке в городе, а вот он же на двухколесном детском велосипеде одновременно старается держать равновесие и смотреть в камеру. Как это ни забавно, но будущая «золотая лысина» сборной Франции и лучших клубов мира был белокурым ангелочком в свои детсадовские годы. Потом волосы быстро потемнели, южная кровь взяла свое. Лила со смехом рассказывает о том, каким упрямцем был маленький Яз, и как стремился побыстрее вырасти, гонясь за своими братьями. Даже в четырехлетнем возрасте он сумел настоять на том, чтобы с детского велосипеда сняли запасную пару страховочных колес и предоставили ему возможность ездить «по-взрослому». И Смаил уступил или внял просьбам сына, как делал это впоследствии много раз. С велосипеда сняли колеса и разрешили малышу учиться ездить всерьез. Лила и Яз были очень близки в детстве. Лила, если ее угощали чем-нибудь вкусненьким, всегда старалась припрятать часть угощения «для маленького», а потом сообщала Язу по секрету, что у нее «кое-что для него есть», и доставала из тайника конфету. Не обходилось и без нормальных детских ссор, конечно же. Однажды в запале спора Зизу метнул в сестру томат и чуть было не выбил глаз, но долго злиться друг на друга сестра с братом были не в состоянии.

Белокурый мальчик рос довольно крупным и почти догонял старших братьев по росту и силе, но самым заметным отличием в нем была бьющая через край энергия. С утра до вечера Язид должен был находиться в движении, развивать силу и ловкость во всяческих проказах и играх. Родители решили направить эту неудержимую энергию в конструктивное русло, и Язида отдали в спортивную секцию. Первым его хобби оказалось дзюдо.

 

Дворовое детство

Семья жила в обычной блочной квартире типовой пятиэтажки в спальном районе Марселя. Им удавалось вживую реализовать принцип «в тесноте, да не в обиде», хотя даже обедать и ужинать иногда приходилось по очереди. Зато в теплом южном городе можно было пропадать на улице целыми днями, что дети с успехом и делали. Придя из школы, забрасывали портфели в угол и бегом на улицу с мячом. Да-да, именно возле своего дома Зизу забил свой первый гол, выучил свой первый финт, получил в подарок первый кожаный мяч, а также первое замечание. Как теперь со смехом вспоминает вся семья, Зинедину Зидану показала «красную карточку» собственная мама в их квартире, когда не спускавший с ноги мяча сын осуществил прицельное попадание… в люстру. Люстру купили новую, а вот играть в доме запретили строго. Впрочем, как-то в интервью сама Малика обмолвилась, что таких «несчастливых» люстр в их квартире было несколько, в конце концов, в семье рос великий футболист. «Великому» футболисту, правда, до поры до времени разрешали играть только на той площадке, которая хорошо просматривалась из окна квартиры. С одной стороны игровой площадки была мясная лавка, а с другой – аптека, и Зинедину строго-настрого запрещалось выходить за периметр, обозначенный этими ориентирами. Мама предпочитала всегда видеть, чем занимается неугомонное чадо. Друзья детства, с которыми Зизу и сегодня продолжает общаться, вспоминают, что откровенно пользовались тем, что Язид не мог и не хотел нарушать запрет и не совался дальше этой мясной лавки. К примеру, если играли в прятки или догонялки, то все ребята со смехом разбегались по двору, и в первую очередь бежали прятаться как раз за мясную лавку, зная, что Язид туда не побежит.

Фарид и Нордин делились с младшим Зизу шортами для игр, ведь одежда на юных любителях футбола просто горела, а также разделяли страсть к игре. Нордин, кстати, также подавал большие надежды, и поначалу Зинедин был на вторых ролях, перенимая технические приему у брата, однако его выносливость, скорость и напор делали свое дело. Самый младший мальчик был незаменимым игроком в дворовой команде, а учился он постоянно, то и дело удивляя друзей новым финтом. Чего нельзя было сказать об учебе в школе. Зинедин не блистал оценками, однако сразу было понятно, что науки – это не та сфера, где будет добиваться успеха этот мальчуган, поэтому учителя были непритязательны к нему. Он же отвечал им прилежным посещением и более-менее сносным выполнением заданий.

Итак, до обеда – школа, после нее – футбол с друзьями во дворе и битые стекла соседских квартир. А еще занятия дзюдо, которые Зинедин оставил лишь в 11 лет, получив зеленый пояс, но сделав выбор в пользу футбола. Футбольные матчи по телевизору в выходные и походы с отцом на стадион в Марселе, где маленький Зинедин воочию видел игру сборной Франции, когда в ней блистал на пике славы Мишель Платини. Футбол, футбол, футбол… «Я родился с мыслью о футболе», - говорит о себе сам Зидан, и это не могли не заметить. Когда и в жару, и в холод он день за днем организовывал дворовую команду из мальчишек от 8 до 12 лет, все видели, какой страстью горят глаза младшего Зидана. Он был самым младшим и в компании друзей, но при этом всегда не по возрасту сильным, резвым, высоким и серьезным. Для счастья ему нужны были две вещи: мяч и игра. Из коробок на пустыре строились ворота, и начинался матч. Из ранних воспоминаний о малыше Зизу у семьи сохранилось ощущение бьющей через край энергии: этот парень постоянно находился в движении. Он бегал, прыгал, держал на ноге мяч, если не собиралась команда для футбола, тянул друзей на теннисный матч, не получалось – оставались скейты и велосипеды, а также победы на соревнованиях по дзюдо. Юный спортсмен был рожден для великих стремлений. И вот был сделан первый шаг из квартала La Castellane в сторону улицы La Castellane, где располагается знаменитый стадион «Сантьяго Бернабеу» - домашняя арена ФК «Реал Мадрид». Этот путь занял у Зинедина Зидана 12 лет.

 

Выбор сделан

Начало карьеры Зизу предваряла основательная спортивная подготовка. Отец, который не мог не заметить способности сына, отвез его на тренировочную базу крупного марсельского футбольного клуба «Сент-Анри», где отбирали кандидатов с очень юного возраста. Естественно, Зизу прошел бы любой отбор. Два главных козыря – сила и скорость – были очевидны. Помимо этого мальчик обладал поистине большим талантом. Пресловутый дриблинг Зизу был результатом не длительной специальной подготовки, а очаровательного мальчишеского энтузиазма и неудержимой энергии. Когда на Зинедина впервые упал взгляд специалистов, он уже умел вести мяч по полю. Так, с восьми лет Зидан оказался в той среде, куда рвалась его душа, казалось, с самого рождения. Он начал учиться играть в футбол. При этом он далеко не сразу бросил дзюдо. Еще почти три года он совмещал два вида спорта в своей жизни, пока однажды после одного из важных матчей своей команды не потерял сознание. Врачи констатировали переутомление. Еще бы! Накануне вечером отец забрал Зизу после турнира по дзюдо, а в пять утра в субботу мальчик встал, чтобы не пропустить ответственный футбольный матч. Смаил восхищался волей и силой своего сына, но когда врач сказал, что такие нагрузки организм не потянет, как бы молод и здоров не был ребенок, отец сказал сыну: «Выбирай». Что именно выбрал Зинедин Зидан, мы с вами прекрасно знаем.

 

Юный капитан команды

Спустя два года, в 1982 году началась официальная юношеская карьера Зидана. Так в десять лет молодой алжирец, родившийся в Марселе, приобщился к миру большого футбола. С этого момента стало понятно, что он будет футболистом, и больше вариантов для него нет. Тут же занимался и его старший брат Нордин, которого также оценивали как перспективного  игрока, однако Нордин уступил дорогу Язиду, который принес славу доброй берберской фамилии Зидан.

Нельзя назвать историю мальчишки из 16 квартала такой уж необычной. В то время многие из его сверстников попадали в сети футбольных скаутов. Быстроногих и ловких мальчишек отбирали по всей Европе, проводили отборочные испытания. Происхождение не играло значение, важны были способности. Зинедин Зидан отбирался в свой первый клуб по такому же принципу. В Марселе проводили “операцию Герена”  - сборы по выявлению молодых талантов. Под пристальным взглядом Мориса Роша, организовывавшего эти сборы, Язид Зидан показал отменные технические навыки, а также видение игры и отобрался в клуб. В 11 лет он впервые примерил капитанскую повязку в клубе Сент-Анри, став лидером самой младшей команды. Зизу был способен даже с бровки подсказать товарищам правильный ход, он прекрасно разбирался в происходящем на поле и не утратил этого до самого заката своей клубной карьеры.

Что помимо футбола?

Биографов, конечно, интересуют все подробности жизни игрока, но Зинедин Зидан всегда считал и считает, что его личная жизнь не должна никого интересовать. Он готов говорить о футболе, потому что именно его профессия сделала Зизу звездой мирового масштаба и публичной персоной, но то, что происходит за кулисами этой видимой жизни, остается в тишине.

Чем жил подросток из квартала La Castellane на севере Марселя? Конечно, львиная доля его времени уходила на спорт, но ведь были еще и друзья, и подростковые интересы, заботы, волнения. Был неблагополучный квартал, где процветали бедность, криминал и наркотики, которым Зизу успешно противостоял. Были драки между кварталами, в которых Язид участвовал наравне со всеми. К сожалению, информации не так много, как хотелось бы поклонникам футболиста. Вот то, что сам Зизу рассказал о воровстве в своей жизни: «Конечно, это было распространено, но я старался держаться. В семье меня твердо научили тому, что разрешено, а что нет. И самым страшным воровством в моей жизни стала кража чужих цветочных вазонов. Был праздник «День матери». Мы с другом брели по улице и размышляли, что можно подарить нашим мамам, но денег не было совсем. Мы увидели красивые горшки с цветами на окне первого этажа и забрали их. До сих пор немного стыдно за это». Для Зизу непреложным был авторитет отца, поэтому влезая во всякие детские проказы, он помнил о том, что не должен опозорить свою фамилию. Даже если организовывался коллективный налет на чужие сливы, Зизу оставался «на стреме», но не лез в чужой сад. Наркотики и серьезные банды, которые формировались из детей бедняков и эмигрантов, минули Зинедина. Возможно, именно футбол стал тем спасительным маяком, который указал в жизни правильный путь, но первыми учителями и мудрыми советчиками для Зизу были родители, долг перед которыми он считает неоплатным. Конечно, заработав первые большие деньги, Зинедин перевез семью из La Castellane. Святость и неприкосновенность берберской семьи стали традицией и в жизни великого футболиста, который готов всегда защищать близких от любых посягательств.

Рассказ о детстве кумира миллионов получается коротким, потому что свое предназначение Зинедин Зидан нашел очень быстро. У него было футбольное детство, футбольная юность, и одновременно он экспромтом проходил все футбольные университеты, уехав на первые тренировочные сборы в возрасте десяти лет. Целый месяц вдали от семьи Зизу осваивал азы футбольной науки, и по всем дисциплинам в течение многих лет специалисты ставили ему только отличные оценки.